Книга «Бабочка на баобабе»

бабочка на баобабе леся тышковская

Книга верлибров Леси Тышковской. Максимально личностные медитации, притчи, монологи, облаченные в поэтическую форму.
Москва. Библиотека журнала Футурум Арт, 2005 г. — 104 с.
Мягкий переплет.

ЦЕНА КНИГИ : 10 евро (без учета стоимости доставки).

Для жителей Украины —150 гривен.
Для жителей России и стран СНГ — 540 рублей (или 9 евро по курсу национальной валюты)

Доставка: 
Доставка по Франции одного экземпляра: 5 евро. Каждый добавочный экземпляр 0.50
Доставка по Украине 1-2 экземпляра: 40 гривен. (Большее количество оговаривается при заказе)
Доставка в Россию и страны СНГ 1 экземпляра : 8.50 евро (или в рублях по курсу), каждый добавочный экземляр — 1 евро.
Доставка в другие страны — оговаривается при заказе.

Франция
Европа
Украина
Россия
USA

Если вы из другой страны  или вам не подходит данный способ оплаты, —  заполните форму заказа, и мы с Вами свяжемся для уточнения деталей отправки!

ЗАКАЗАТЬ КНИГУ

СТАТЬИ О КНИГЕ ЛЕСИ ТЫШКОВСКОЙ «БАБОЧКА НА  БАОБАБЕ» ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ:

Статья Этери Басария «Метафора жизни под сенью баобаба»

Статья Натальи Бельченко «Искушение бабочкой и баобабом»

Избранные стихотворения из книги:  

***
Когда я настежь,
сквозняки взглядов невесомей воздуха.
Когда я настежь,
упавшие листки поднимаются
новыми мотыльками строк.
И столько граней отражает
воскликнувшее небо,
И столько сторон света
приглашают к странничеству,
когда я настежь.

ВСПЫШКИ ВСТРЕЧ
1
Короткие вспышки встреч
в жизни на ощупь.
Никак не разбиться насмерть
посреди мигающих фонарей.
Если бы ты существовал,
я бы ослепла.
Окружи темнотой надежды…
2
Одинокие люди
любят приходить в гости –
наполнять квартиры своим одиночеством.
Одинокие люди
никогда не остаются на ночь,
бережно унося свои одиночества.
После их ухода
комнаты никогда не пустеют.
3
Годы
собираются вокруг нас
грустными животными –
и мы виновато
поглаживаем их,
когда они по-домашнему,
все ближе,
все настойчивей
прижимаются к нам,
требуя ласки.
4
В день Валентина
я встретила
одну влюбленную пару
и несколько — узами связанных.
По дороге домой
на глаза попалось
много одиноких мужчин
с розой в руке.

ОАЗИСЫ
1
Иссякает возможность любить.
Оазис все меньше.
Рыбы последние капли влаги
хватают уже безразличными ртами.
Деревья лишаются собственной тени.
Вчерашние стройные травы
горбятся, как старики.
Нужно скорее искать новый источник.
Но легче под солнце жабры подставить.
Жар начинается с полдня,
смерть — ближе к полночи.
Есть еще время.
Закрывая глаза, попадаешь в тень.
Только не падай, увидев мираж —
это еще не ложь.
К ней припадаешь
в новом оазисе.
2
Я не вода, а жажда.
А ты – только кочевник.
Но я не пойму эту странность –
странствие ради жажды.
Ступай, но сам не иссякни,
соляным столбом обернувшись.
Жажда похожа на жадность:
она всегда обернется,
жалея о прошлом счастье.
Ступай, пусть жрица Кибелы,
встречая всех утоленьем,
скажет:
— Войди, чтоб покинуть.
А я – только жажда.

Вариации
1
В этой жизни я побывала
Сирингой, сбежавшей от жизни,
Пенелопой – замужней вдовой,
Офелией, поющей невнятные песни,
Маргаритой, вознесенной любовью над бытом
и Дамой с пикантной собачкой.
Возможно, я была еще кем-то, кого не запомнила,
Но когда я решила вернуться к себе,
каждый встречный считает должным заметить:
— Вы мне кого-то напоминаете.
2
Я изменила силуэт –
и ты меня не узнаёшь.
У тебя на лице еще сохранилась строгость,
которую придавала мне черная куртка.
Теперь тебе нужно расплыться в улыбке
и образовать множество морщинок:
сегодня на мне широкое пончо в полоску.

***
И жить, как Ундина.
Забывать имена тех,
кто пил из моей реки,
радоваться новым именам.
В волосы вплетать поцелуи.
По щекам – ручейки
вместо слез.
Только ветер
может изменить лицо.
Сиринга
Я больше, чем одна
и меньше, чем вдвоем.
Я – мыслящий тростник,
когда подует ветер
и полая свирель,
когда он перейдет в погоню…
Это – Пан.
Но я умею петь.
И я ему достанусь только песней.

***
Мудрость –
легкая, как бабочка,
приснившаяся Чжуан-Чжоу.
Легкость –
легкомысленная, как бабочка,
летящая на огонь.
Легкомыслие –
мудрец, не протянувший руки,
чтобы остановить ее.

***
Я спокойнее Будды.
Я принимаю мир
закрытыми глазами
и позой лотоса.
Лодка твоих миражей
подплывает к моим берегам.
Ветви деревьев поклонятся ветром.
И в них — не смиренье, но сумерки,
скрывшие гордость ствола.
Остановись,
здесь можно сойти,
не боясь быть замеченным мной.
Потому что я вижу
только те берега,
откуда тебя принесло волной,
а у себя я уже близорука.
И направленье руки –
только к тем берегам.

***
Я – маленькая девушка Хэ.
Мне достаточно персика,
чтоб утолить любопытство.
Но в руках моих – рис,
рис, похожий на снег,
редкий снег на асфальте.
Милый,
я никогда не будду
одной из восьми бессмертных,
потому что люблю
не чёт, а чету
не клялась одиночеством
и не знаю, где растет лотос.
Ты же дарил розы
на длинном стебле жуи,
чтобы желания исполнялись,
и маленьких венских моцартов,
чтобы я возносилась
под звуки волшебной флейты,
чувствуя на языке
сладкую шоколадную горошину…
А не слюдяную муку невесомости.

***
Я иду к своему пределу.
На пути – те, кто любит меня.
Я прохожу предел.
Я иду к пределу дальнему.
На пути – те, кого люблю я.
Я прохожу себя.
Я иду к Пределу Пределов.
Путь исчезает.

***
И тогда мне открылось,
что можно петь
под ветер и воду,
играть на флейте,
не держа ее в руках,
и водить кистью по воздуху.
А еще целовать время
за нанесенные обиды
и прощать ему все
за минутную милость обморока,
когда можно очнуться
в той же точке отсчета,
а век будет натягивать
иные истины…
Истинно говорю вам:
мне открылась
дверь на улицу,
на которой я не бывала
и стоя на пороге
еще не предполагала
шаг.

ЗАКАЗАТЬ КНИГУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.